Подписка

на новости




РЕЙТИНГОВЫЕ ПУБЛИКАЦИИ:     ВОСАК 40 Ч.2 Для верующих  |Кратко о витаминах  |ВОСАК 40.  |Расшифровка биохимического анализа крови.  |

Лента новостей  |   Лента комментариев  |   Интересное о разном  |   Опасно  |   Медицинские мифы  |   Необычное рядом  |   Животный мир  |   Изучаем историю  |  

Фито Центр » Изучаем историю » Битва при Рымнике (1789 г.)

Битва при Рымнике (1789 г.)

дата : 20-06-2020   /   Изучаем историю   /   просмотров: 143  / Оценить статью:

 

Одна из самых громких побед А. В. Суворова. Русско-австрийские войска под его командованием разгромили вчетверо превосходящие силы турецкой армии. В сражении были реализованы главные суворовские принципы – быстрота, натиск, внезапность, нестандартность действий.

 

В Древней Греции, а затем и в Риме, был создан своеобразный пантеон выдающихся деятелей культуры. Людей, которые занимали там самые почетные, первые места, уже не называли в беседе по имени. Если греки говорили просто о великом Ораторе, собеседникам было ясно, что речь идет о Демосфене, если речь шла о Поэте, конечно, имелся в виду Гомер. Думаем, ни у кого в России не возникло бы сомнений насчет объекта разговора, если бы в тексте стояло просто – Полководец.

* * *

После победоносной войны с Турцией в 1768–1774 гг. Россия получила выход к Черному морю, право держать в нем флот и проводить корабли через Босфор и Дарданеллы; независимым от Турции стал полуостров Крым. Уже через 13 лет ущемленная Турция, поддерживаемая Англией и Пруссией, объявила очередную войну Российской империи. России удалось привлечь в качестве союзницы Австрию.

 

Россия была в целом готова к войне. Армия проходила обучение, в Севастополе стояла эскадра Федора Ушакова. В Турции же была слабо развита военная промышленность. Многочисленная армия турок плохо снабжалась и столь же плохо обучалась. Времена военного могущества Порты безвозвратно ушли, что и доказали через некоторое время русские войска.

Пограничным округом к моменту начала военных действий ведал генерал Александр Васильевич Суворов. Первый же высадившийся на Кинбурнской косе турецкий десант был уничтожен. Через некоторое время Суворов взял штурмом сильную крепость Очаков.

Вторую русско-турецкую войну 1787–1791 гг. можно назвать звездным часом полководца Суворова. Несколько крупнейших своих побед Александр Васильевич одержал именно в этой кампании.

По служебной лестнице Суворов поднимался от простого солдата, а дошел до высшего из всех возможных чинов – генералиссимуса. Он принимал участие в Семилетней войне, боролся с барскими конфедератами в Польше, участвовал в первой русско-турецкой войне, где прославился в сражениях под Туртукаем и у Козлуджи (здесь он разгромил 40-тысячную армию противника).

Суворов был гениальным руководителем боя, педагогом, теоретиком, новатором военного искусства. Все признавали (и признают) его умение воспитывать солдат. Дело это было тогда непростое – в армии тянули лямку в течение многих лет люди, оторванные «от сохи». Заставить их считать, что они защищают Россию в тысяче километров от родного села – где-нибудь на Балканском полуострове или в не менее чужих причерноморских степях, – было трудно. Но Суворов полагал, что человек и его дух – на войне вещь наиважнейшая. Если Фридрих II считал возможным рассматривать своих солдат как винтики военного механизма, то российский военачальник постоянно искал контакта с солдатами, разговаривал, подсаживался к огню, шутил. Этот тщедушный на вид немолодой уже человек мог разделить с армией все тяготы переходов, заметить и отметить самого простого бойца. Кроме смелости и чисто воинского умения, в суворовских армиях воспитывалась уверенность солдат в себе, инициатива.

Огромное внимание уделялось и конкретному военному обучению. При этом Суворов стремился к тому, чтобы обстановка на учениях была как можно ближе к боевой.

В стратегическом и тактическом отношении Суворов всегда был нападающим. Смелые и решительные броски (его войска поражали всю Европу своими стремительными переходами), постоянное взятие инициативы на себя, только атака – это основы суворовской доктрины. Суворов отрицал необходимость тратить много сил на взятие крепостей. Его интересовала только живая сила врага. Ее необходимо было разбить на поле боя. Тогда уже крепости не представляли особой опасности, и взять их не представляло бы труда.

Все, что происходило на поле боя, великий полководец продумывал с поразительной тщательностью. Суворов постоянно изучал противника, подмечал каждую мелочь в его построениях, принципах действий, слабые места. Поэтому русские и били в нужный момент в нужном направлении, и зачастую совершенно неожиданно для неприятеля. Александр Васильевич пытался усовершенствовать старую линейную тактику. Ему было важно сосредоточить большие силы именно на направлении главного удара. Это было обусловлено исключительно наступательной тактикой. Поэтому, воюя с турками, суворовские войска применяли каре в сочетании с рассыпным строем, батальонные колонны и иногда развернутые линии. При ударе смелый глубокий маневр сочетался с огнем и штыковой атакой, сокрушительной в исполнении русских.

Вообще, гениальность Суворова заключалась, наверное, не в том, какую конкретную тактику он выбирал. Важнее было как раз то, что он никогда не придерживался строгих однообразных схем. «Глазомер, быстрота, натиск» – так сформулировал полководец в самом общем виде свою концепцию. В каждом конкретном случае Александр Васильевич разрабатывал свой план, учитывая особенности местности и противника («глазомер»), не теряя ни одной лишней минуты («быстрота») и совершая в выбранном направлении максимально мощный удар («натиск»).

* * *

Решающим этапом второй русско-турецкой войны стала кампания 1789 г. Стратегический план ее был разработан Потемкиным. Согласно этому плану русские должны были занять Бендеры и Бессарабию. 58-летний Александр Васильевич Суворов командовал дивизией, расположенной на важном стратегическом направлении у Бырлада, что в 80 км южнее Кишинева. В 50 км от Бырлада у Аджуда стояла австрийская армия принца Кобургского. Здесь турки готовились к наступлению, и австрийцы попросили у русских поддержки. 16 июля Суворов с частью сил своей дивизии (5 тысяч человек) начал марш на Аджуд и, пройдя за 28 часов 50 км по плохим дорогам и с переправой через реку Серет, вечером 17 июля соединился с союзниками у Аджуда.

21 июля состоялось знаменитое Фокшанское сражение, в котором русско-австрийское войско разгромило в два раза большую турецкую армию. Командовал союзными войсками Суворов.

После Фокшан турки начали наступление из Браилова, опять же ища битвы именно с австрийцами. Для того чтобы отвлечь русские войска, часть турок направилась к Измаилу. Принц Кобургский вновь обратился к русскому военачальнику, который со своими силами находился южнее Бырлада. 7 тысяч русских солдат 7 сентября выступили по направлению к австрийскому лагерю, и 10-го числа соединились с австрийцами. Турки имели значительное численное превосходство. В их армии под командованием Юсуф-паши было около 90—100 тысяч человек. К тому же они занимали хорошо укрепленные позиции. Русско-австрийская же армия насчитывала лишь около 25 тысяч. Поэтому принц предложил вести оборонительные бои. Для Суворова это было немыслимо, поэтому он настоял на немедленном наступлении на противника. Он, беседуя с Кобургом, подчеркнул, что раз турки не атакуют, значит, у них еще не все готово. Поэтому единственное спасение – быстрая атака. На сомнения принца по поводу численного превосходства противника Суворов ответил: «Тем лучше, что их больше – тем большая будет у них суматоха».

С двумя командирами и несколькими казаками русский полководец лично переправился через Рымну и, забравшись на высокое дерево, осмотрел место предстоящей битвы. Позиции неприятеля были прекрасно защищены от атак, их прикрывали река, леса и овраги, но, с другой стороны, те же препятствия мешали вовремя перебрасывать войска из одного турецкого лагеря в другой. На Рымне же даже не были выставлены дозоры.

«Построясь ордером баталии, вмиг перешед Рымну, идти храбро, атаковать всех встречающихся варваров лагери. Один за другим. До конца… Поспешность, терпение, строй, храбрость, сильная дальняя погоня», – наставлял своих офицеров Суворов.

Русская армия построилась в боевой порядок из каре. В семь часов вечера русский и австрийский корпуса поднялись и выступили, россияне на правом, австрийцы на левом фланге. Чтобы скрыть от неприятеля присутствие суворовского отряда, перед его колонной шел дивизион австрийских гусар.

Турецкие войска располагались между реками Рымна и Рымник в трех укрепленных лагерях с интервалами 6–7 км. Лагерь Тыргу-Кукули примыкал к Рымне, здесь было 12 тысяч турок. Второй лагерь (около 40 тысяч человек) располагался возле леса Крынгу-Мейлор. На юго-запад от этого места находилась укрепленная деревня Бокзы. В третьем лагере находились главные турецкие силы. Устроен он был у Мартинешти на Рымнике. Резервные силы расположились еще в одном лагере за р. Рымник у села Одая.

Поздно вечером армия переправилась вброд через реку Мильков, затем через Рымну. Шли без всякого шума, сигналов никаких не давалось, высекать огонь было строго запрещено. Перейдя реку, 11 сентября до рассвета корпус построился в боевой порядок в четыре линии; также, как и 21 июля при Фокшанах. В первой линии шли три каре – два егерских батальона в середине, два гренадерских батальона на левом фланге, и два на правом. Вторую линию составляли Смоленский полк на левом фланге, егерский батальон на правом, Ростовский полк в середине, формируя каждый свое отдельное каре за интервалами первой линии. Третью линию составляли три карабинерских полка – Рязанский на правом, Черниговский на левом фланге, Стародубовский в середине. Казаки стояли в четвертой линии.

Поле боя представляло собой волнистую возвышенность, перерезанную оврагами с крутыми краями.

Русские войска остановились на полчаса при восходе солнца и ждали отставших на марше австрийцев. Когда поднялось солнце, Суворов отдал приказ двигаться вперед. Александр Васильевич, конечно, не собирался дожидаться, когда турки смогут также выстроить правильный боевой порядок из всех своих сил. Он хотел разбить врага по частям – каждый лагерь в отдельности. Только так можно было нивелировать численное превосходство противника. Берегом Рымны войска двинулись на Тыргу-Кукули. Впереди – две линии пехоты, за ними две линии конницы. Приблизительно таким же порядком двигались австрийские войска. Между армиями Суворова и Кобурга следовали венгерские гусары под командованием Карачая (любимца Суворова который даже крестил сына венгерского генерала). Армия двигалась уступами – русские, чуть позади венгры, еще дальше австрийцы. Последние направлялись к Крынгу-Мейлор. Там к ним должны были присоединиться русские после захвата первого лагеря.

От реки войска повернули влево и шли по местности, заросшей терновником и кустами, затем по полям, засеянным кукурузой, и приблизительно через четверть часа были наконец замечены турками, стоявшими на высоте у Тыргу-Кукули. По русским был открыт огонь из орудий. Беглым шагом русские батальоны кинулись в атаку. Подойдя на близкое расстояние, они также открыли артиллерийский огонь. Однако русский строй притормозил, подойдя к довольно большому оврагу. В это время с левого фланга, из леса Каята, на суворовские каре обрушилась турецкая конница. Боясь охвата левого фланга, смоленское каре, дивизион австрийских барко-гусар и Черниговский полк повернулись фронтом налево.

Остальные каре продолжили идти прямо на лагерь в Тыргу-Кукули, выбили оттуда турок и вернулись к лесу Каята, который через некоторое время был занят.

Юсуф-паша бросил еще более мощный отряд конницы (20 тысяч всадников), чтобы прорвать боевой порядок союзников и разбить его на две части. Австрийские пехотные каре выдержали атаку, не менее храбро сражались венгерские гусары Карачая. Атака была отбита, и турецкие конники отошли к Крынгу-Мейлор. Суворов дал войскам получасовой отдых. Было 12 часов дня.

Затем русский полководец повел войска не на соединение с Кобургом, а на деревню Бокзы. Дело в том, что здесь находилась турецкая артиллерия, обстреливавшая все пространство у укреплений Крынгу-Мейлор; поэтому Суворов решил, что лучше поможет австрийцам, подавив турецкие пушки, что ему и удалось сделать. Покончив с батареей у Бокзы, русские поспешили на помощь находящимся в критическом положении и отражающим атаки турок Кобургу и Карачаю. Удар во фланг ошеломил противника, вынужденного опять укрыться в лагере. Русские примкнули к правому флангу австрийцев. Союзники расположились у второго турецкого лагеря дугой.

Обычно укрепления, подобные тем, что имел лагерь у Крынгу-Мейлора, атаковала пехота. Не так поступил будущий граф Рымникский. Заметив, что лагерь не достроен, имеет неглубокие рвы и невысокие насыпи, Суворов решил, что лучше будет применить конную атаку. Боевой порядок союзников был изменен, пехотные каре расступились и пропустили вперед кавалерию.

Подойдя около 4 часов дня к позиции противника на расстояние чуть более полукилометра, Суворов приказал коннице атаковать и сразу за ней пустил пехоту. Кавалерия быстро преодолела пространство, простреливавшееся турецкими ружьями и пушками и завязала бой. Пока турки приходили в себя и пытались отразить этот натиск, подбежали суворовские «чудо-богатыри». Укрепленная позиция была прорвана кавалерией и штыковой атакой пехоты. Затем началось преследование бегущих войск неприятеля. Оно продолжалось на расстоянии 6–7 километров. Верховный визирь пытался любым способом остановить бегущие из Крынгу-Мейлора войска: батарея от Мартинешти вела по отступающим огонь, мост через Рымник был взорван. Но ничто не помогало – турки в панике бросались в воду и переправлялись вплавь. В ходе погони русские с ходу взяли и лагерь у Мартинешти.

На следующий день был взят лагерь у Одая. Генерал Суворов намеревался преследовать неприятеля еще дальше, до реки Бузео, но из-за страшной усталости людей и лошадей, весь день участвовавших в атаках, приказал остановиться в турецком лагере.

В общей сложности сражение продолжалось 12 часов. Турки потеряли 10 тысяч человек убитыми и утонувшими при отступлении через Рымник и реку Бузео. Многие попали в плен. Союзникам удалось также взять 100 знамен и 80 орудий. Турецкая армия, снова собравшаяся в Мачине, насчитывала всего 15 тысяч человек. Русские и австрийцы потеряли убитыми и ранеными около тысячи человек.

Пришла в русский лагерь и еще одна приятная весть от князя Потемкина: турецкий корпус под командой Капитан-паши был также разбит, изгнан из Табаки и отступил в Измаил. Суворов получил от Потемкина через курьера письмо, в котором князь предупреждал его о намерениях великого визиря напасть сначала на принца Кобургского, разбить его у Фокшан, а после этого уничтожить и русский отряд. Зная огромные силы турок и их сильные укрепления, князь советовал воздерживаться от каких бы то ни было столкновений, пока к корпусу не присоединится еще одна дивизия. Можно себе представить, с каким удовольствием генерал Суворов в ответ на это письмо сообщил, что победа над великим визирем уже одержана.

За победу при Рымнике Суворов получил титул графа Рымникского и орден Св. Георгия 1-й степени, который не снимал практически никогда. Это была его любимая награда. Австрийцы дали Александру Васильевичу титул графа Священной Римской империи. Посыпались на него и другие награды.

Гордиться было чем. Русские войска под его командованием разбили почти вчетверо превосходящие силы противника. Скрытно собрав силы, совершив неожиданный для неприятеля переход, Суворов быстро и внезапно ударил небольшими, но правильно сосредоточенными силами, и уничтожил турецкую армию по частям. В этом проявились основные принципы суворовского понимания войны.

 

В. Карнацевич


                                                                                                                                          Оценить статью:

| Распечатать | Жалоба |

Источник: http://www.oboznik.ru/

Поделиться новостью:




Комментариев: 0

Добавить комментарий