Ремарки из жизни советского студента




Подписка

на новости




РЕЙТИНГОВЫЕ ПУБЛИКАЦИИ:     Действительно ли проросший картофель опасен для  |10 невероятных фактов об эффекте плацебо  |Масленок лиственничный, болотный. Перечный гриб.  |ПОДВОДНЫЙ ПЕТЕРБУРГ  |

Лента новостей  |   Лента комментариев  |   Интересное о разном  |   Опасно  |   Медицинские мифы  |   Необычное рядом  |   Животный мир  |   Изучаем историю  |  

Фито Центр » Общество » Ремарки из жизни советского студента

Ремарки из жизни советского студента

дата : 11-12-2022   /   Общество   /   просмотров: 262  / Оценить статью:

Все мы учились — чему-нибудь, часто и как-нибудь. Но через сорок два года после выхода из ЛГУ в жизнь замечаю, что могу посчитать активность корпуса реактора после 30-летнего облучения в потоках нейтронов. Никогда в жизни этим не занимался, но получил заказ и… справился. Качество обучения и… качество профессоров!


Everett Collection Shutterstock.com


1. Прозорливый.

Профессор Сергей Михайлович Ария читал нам на первом курсе лекции по неорганической химии. В разделе «Железо» сообщил об эффекте Мессбауэра как о перспективном физическом методе исследования химических форм этого элемента. Шел только 1967 год (эффект был открыт в 1958 г.).

Сие сообщение просвистело мимо меня «как пуля у виска», не оставив следа в пустой голове первокурсника. Позже я делал диплом по мессбауэровской спектроскопии (1972 г.), защитил кандидатскую (1977 г.) и докторскую (2000 г.) диссертации с ее использованием.

Каково же было мое удивление, когда, разбирая архив лекций, обнаружил у С. М. Арии упоминание об этом эффекте. Эта прозорливость замечательного человека и лектора подвигла меня на создание Карманной энциклопедии физических методов в химии, коих сейчас насчитывается до 150.

2. Снисходительный.

Мое первое выступление в качестве студента пятого курса на заседании кафедры радиохимии с результатами дипломной работы состоялось весной 1972 г.

Сорок минут с эканьем и бэканьем излагал я свои и руководителя взгляды на химические последствия ядерных превращений в атомах на ионообменных смолах. Блаженство в неведении. Тогда я не знал, что на доклад по кандидатской дают 20 минут времени, и только по докторской — 40.

Сорок минут доктора и кандидаты наук слушали мое блеяние, возмущаясь: «Что этот хулиган делает у доски, занимая наше время». Надо сказать, что моя характеристика на факультете была не лучшая (дважды стоял вопрос об отчислении с химфака, но об этом ниже).

И тут прозвучало слово профессора Льва Львовича Макарова: «Давайте рассматривать не личность Аблесимова, а результаты его исследований». И обсуждение потекло в обычном научном ритме.

3. Великодушный.

В феврале 1969 г. университет праздновал 150-летие. Надо отметить, что дата образования Петербургского Императорского университета — 1819 год, а не всплывшая ныне дата 1724 г. основания Академии искусств и наук — именно в такой последовательности в Указе Петра I. Я учился на 2 курсе. Юбилей 14 тогдашних факультетов праздновали неделю по два факультета в день. Последними — журналисты, с которыми я жил в комнате № 33 общежития № 3.

«Ветви — не тайга над головой — Пятая задумчивая линия». «В тридцать третьей люди непохожие. Старики, которым двадцать три, молодые на пять лет моложе их».

Мои коллеги студенты-журналисты А. Боровков, В. Хитрин, В. Мищенко, В. Гончаренко были тертые дембеля после трех лет службы в Советской Армии, следовательно, пить умели. Меня брали с собой для гитарного сопровождения их похождений. После приличного возлияния и пения в Доме журналистов «старики» меня потеряли. Очнулся в 33 комнате «в помутнении рассудка и с номерочком на ноге». Попал в вытрезвитель, что в те времена означало отчисление. Замдекана Нинель Носова — «Начальства маленький оркестрик под управлением Нинель» — к нему меня и представила. Окончательное решение было все-таки за деканом.

Оный (профессор Михаил Михайлович Шульц — еще не академик) вызвал меня на ковер и произнес сакраментальную истину: «Молодой человек, Вы — будущий ученый, и в качестве такового Вам придется участвовать в научных конгрессах, симпозиумах, банкетах, чае… питиях и прочая. Надо пить профессионально!» И оставил на факультете, даже не лишив стипендии.

4. Целеустремленный.

Учили нас в 1960—1970-х годах жестко. Из первоначального состава курса дипломы через пять лет получала половина. Остальные — либо из гонки вон, либо с перерывами на армию и академки. Отчисляли с химфака (!!!) за не сданные тысячи иностранного языка, за высшую математику, за поведение и т. д., и т. п.

Пробежавшим пятилетний марафон профессор М. П. Сусарев в напутственной речи при вручении дипломов в 1972 году сказал: «Цели ставьте большие, но достигайте их постепенно шаг за шагом — step by step». Чему я и следовал всю жизнь, став кандидатом и доктором наук, завлабом академического института, профессором и… в некотором роде, писателем.

5. Дальновидный.

Екатерина Карловна Белоконь, блокадница, кандидат филологических наук, уникальный преподаватель английского языка на химфаке (преподавала до ухода из жизни в 92 года). Будучи в весьма преклонном возрасте (82 года) пишет мне в письме: «Ремонтирую крышу дачи. Отсюда открывается великолепный вид на залив».

Интересно, чему и как учат сейчас будущих экономистов без банков, юристов без контор и менеджеров без заводов?


                                                                                                                                          Оценить статью:

| Распечатать | Жалоба |

Источник: http://shkolazhizni.ru




Комментариев: 0

Добавить комментарий